В 2012 году мне сделали операцию по удалению рака простаты. Когда меня выписывали из Оренбургского областного клинического онкологического диспансера (ООКОД), то на руки дали документы об истории болезни. В них указали на то, что мне положена инвалидность. В районной поликлинике с документами познакомились, вызвали и сказали, что инвалидность мне положена, но они не видят оснований для ее назначения. Как будто удаление важного внутреннего органа это такой пустячок, который не заслуживает внимания.

У меня ищут не те болезни

Юрий Яковлев в Сергиевом ПосадеПослали к терапевту проверить сердце. Я никогда не жаловался на проблемы с давлением, аритмией и другими сердечными заболеваниями. Терапевт меня послушал, заставил снять кардиограмму и вынес вердикт — состояние сердца вполне соответствует моему возрасту. Вопрос об инвалидности закрылся.

Знакомые врачи нашей поликлиники не раз ругали меня за то, что я не добиваюсь положенной инвалидности. Краем уха я слышал, что за направление на ВТЭК нужно заплатить приличную сумму, но ко мне с такими предложениями никто не обращался. Однако и официального хода на оформление документов тоже никто не давал.

После операции я каждые три месяца ездил в ООКОД с анализами ПСА, а врачи-онкологи выписывали предписание на лечение гормональным препаратом (бикалутамидом). В Тюльганской больнице поначалу мне его выписывали бесплатно за счёт средств местного бюджета. Однако уже к маю 2013 года выяснилось, что мои таблетки (стоят около 7000 руб. в месяц) съедают львиную долю из 28000 тысяч, выделяемых из бюджета Тюльганского района. В итоге наши медики дать рецепт на бесплатное получение лекарства отказались.

Оренбург решил — инвалидность дать

Ну, что ж подумал я про себя: всё, что не делается, делается к лучшему. Пройдя досрочно все прописанные в направлении процедуры после окончания курса лечения (анализ ПСА, рентген, УЗИ) поехал в поликлинику онкологического центра. В душе надеялся, что мне сделают перерыв в приеме таблеток бикалутамида, а там, глядишь, все утрясётся. Может выпишут какое-нибудь более дешёвое лекарство. Но вышло всё по-другому.

Меня обследовали сразу два уролога-онколога по очереди. Каждый, после осмотра послеоперационного шва, изучения результатов анализов, УЗИ, рентгеновских снимков, исписал ни одну страницу в моей медицинской истории. Оба врача мне заявили, что только бикалутамид может продлить жизнь. Выдав на руки предписание о дальнейшем лечении таблетками гормонального препарата в течение 3-х месяцев, они потребовали, что бы я обратился к главврачу о направлении меня на ВТЭК при ООКОД. Ошарашенный такой жизненной перспективой, возвратился домой. Но бегать, унижаться и выпрашивать положенную инвалидность не пришлось. По-видимому, из онкоцентра в поликлинику был звонок, предупреждающий тюльганских лекарей об ответственности за мою жизнь, потому что дальнейшие события закрутились с бешеной скоростью.

Местный рекорд оформления документов

Мне выделили медсестру, которая без очереди провела по всем нужным кабинетам. В течение трёх дней все документы для ВТЭК были готовы, хотя в обычном режиме в нашей больнице на их оформление тратится времени около месяца. Это просто удивительно! Все анализы, заключения ведущих специалистов, направление — все бумаги были сделаны быстро, чётко, грамотно. Прямо районный рекорд, который не скоро будет побит.

Прохождение ВТЭК

Уже в начале июня поехал на Врачебно-трудовую экспертную комиссию при Онкодиспансере областного центра. Народу было немного, и я прошёл комиссию до обеда. Меня раздели до пояса, положили спиной на кушетку. Женщина врач осмотрела операционный шов, гениталии, пощупала область паха и живота. Я подробно рассказал о своём самочувствии в послеоперационный период. Ход лечения изучался по медицинской карточке ООКОД, документы из Тюльганской поликлиники даже не смотрели.

Потом со мной побеседовали на тему резких отклонений моего здоровья от нормы в будущем. Запретили загорать на солнце, париться в бане, носить трусы.

Пример справки об инвалидности

Через полчаса мне дали бессрочную II группу инвалидности, а вместе с ней выдали индивидуальную программу реабилитации. По ней меня обеспечили урологическими мужскими вкладышами (2 шт в день) и впитывающей простыней (1шт на каждый день). Вот так я стал инвалидом II группы. Никого ни о чём  не просил, никому ничего не платил, ни перед кем не унижался. Огромное спасибо врачам-онкологам Оренбургского областного клинического онкологического диспансера.